(no subject)

меня зовут Иван Сапков )

- здесь живут мои фотодела, а всё остальное в trs_trs
- about - больше слов о фотографии.
- наблюдения - больше о посмотреть, сравнить.
- фотопарная-проекты - спецпроект! обсуждаем очень похожие проекты. здесь они списком
- фотопарная - похожие фотографии.
- новости фотографии - фотография в контексте жизни
- говорящие головы - лекции и презентации по фотографии и искусству
- пища для глаз - видео, искусства, gif-анимация

интересуясь тем, как писать о фотографии. внимательно прослушал курс Натальи Резник "Как писать о фотографии?" в 2014 году.

Важные коллекции ссылок:
Маленький интернет-путеводитель по коллективам уличных фотографов.
Моя коллекция стихов о фотографии
Переклички в фотографии, искусстве, моде. У кого смотреть?

ещё тексты:
Околобутербродное искусство тут
"Горная болезнь" российской фотографии и методы самолечения. - тут
три моих старых текста на photographer.ru:
три проекта с гугло-картами: http://www.photographer.ru/cult/practice/5629.htm
попытки связать фотографию и место, где она была снята: http://www.photographer.ru/cult/practice/5655.htm
камера-обскура до сих пор актуальна?: http://www.photographer.ru/cult/practice/5757.htm
черновики:
портреты на могильных плитах в современных фотопроектах http://trs-trs-foto.livejournal.com/285219.html

конспект двух лекций о фотографии и смерти
http://trs-trs-foto.livejournal.com/198109.html
"Хронологически первой оказалась лекция Александра Савельева (kunst_camera) "Образ смерти в фотографии", второй -лекция-диалог:«Фотография и смерть», где диалог состоялся между фотографом Марией Ионовой-Грибиной и искусствоведом Ириной Толкачевой. "

если есть какие-то предложения и пожелания - милости просим.
если есть идея погулять в москве и пофотографировать вместе, то это тоже пожалуйста.

Собираю чужие фотоальбомы:

Фотоальбом на память о городе Инте, 70-ые
Юрий Смирнов. Школьный фотоальбом 1948-1950
Юрий Смирнов. (Институт и после)
Альбом Луизы Козловской

Старые фотографии:
фотографии 2014 года
фотографии 2013 года
фотографии 2012 года
фотографии 2011 года

Серии и проекты:
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Гагарин (2011)


_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

ТЭС Международная (2012)


_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Тепло, тепло… Холодно! (2014)


_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Дрифтинг-Яндекс-Панорамы (2015)



_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Childhood in Russia (Yandex Panorama) (2015)

[Описание]Однажды я фотографировал пустые качели на площадке во дворе спального района и молодая мамочка, даже не попадавшая в кадр, спросила меня, зачем я это делаю. Она долго не могла поверить, что "для себя" и "это красиво". Так и проводила подозрительным взглядом. Обычная история. Мужчина, целенаправленно и без спроса снимающий чужих детей, будет выглядить ещё подозрительнее. Хотя мы знаем десятки иконических фотографий, где главные герои - это дети на улицах.

Если бы я даже захотел, я бы сейчас и не смог снять проект о детях в России. Нет ни денег, ни времени. Да и зачем, если машина Яндекс-Панорам значительно быстрее меня? В "наблюдательности" ей тоже не откажешь. К тому же она лишена пола, а значит и всяких подозрений. Машина со штангой на крыше вызывает у окружащих, максимум, любопытство (как если бы дело происхдила на заре фотографии), но чаще всего просто остаётся незамеченной.

Да, это всё стандартные слова о технологии. На Западе этот жанр называют GSV-photography (GSV=GoogleStreetView) и он уже не нов. Единственное, что нужно - это внятная идея, которая скрепила бы картинки. Надо не свалиться в коллекцию красивостей или смешных ситуаций.

"Пролистав" тысячи километров, я хочу показать современное мне детство в маленьких и больших городах за пределами Москвы. Показать досуг, игрушки и, конечно, типичные русские городские пейзажи, в окружении которых эти дети растут.

Летние улицы, как и прежде, принадлежат им.




_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Нескучный сад (2015-2018)



_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

В 2018-м попал в шорт-лист. Со своим бесконечным проектом о районе Ясенево:

http://yasenevo.tumblr.com/
http://grant.photogrvphy.com/winners-gallery/photogrvphy-grant-2018/urban/hm/893

(no subject)

#myzizn Побывал в МАММ.
Три гипнотические морковки Никиты Алексеева не покидают моего сознания.

Целков как был так и остался недоступен. Застреваю где-то на ощущении разглядывания куриной грудки, к которой прилипло две горошины черного перца.

Сара Мун красиво подана, но там, где появляется человек - сразу проступает фэшн, а где людей нет - часто довольно скучные картинки как из-под фильтра в телефоне. Зато, показалось, довольно много кадров из Москвы. А ещё попугаи красивые (в цвете!), но на то они и попугаи.

МишМаш - занятно, но и всё. ЕлиКука - ЭтоСкука.

Что касается "Первоцвета", то это такой проверенный временем проект. Существует с 2008 года, в 2014 году был издан книжкой. Сдули пыль (на самом деле всё время ездит) и повесили. Экспликация торжественно сообщает, что "Тогда экспозиция насчитывала около 140 фотографий. Сегодня в собрании МАММ, которое постоянно развивается, находится около 800 работ, демонстрирующих зарождение и развитие цвета в российской фотографии с 1860-х по 1970-е годы". Плюс 660 работ за 13 лет. Но судя по довольно подробному тексту Ирины Кулик 2008-го же года (см. первый коммент) - изменилась выставка примерно никак. Буду рад, конечно, ошибиться. Из явного добавили только неожиданного Слюсарева с раскраской фломастерами, которого показали до этого среди прочих его работ из собственной коллекции. Плюс совершенно непонятным образом дозабили выставку двумя проекциями слайд-шоу Михайлова в темной комнате, хотя Михайлов и прекрасен в своей тотальности и смотреть это всё-таки интересно.

ps. при этом как висит и сами фото на "Первоцвете" классные. просто, ну можно же было за 13 лет как-то расширить, наверное.

Проекты о сорняке Кудзу.

Оказывается у США есть свой "борщевик". Узнал об этом совсем недавно и был весьма впечатлён эффектностью его воздействия на окружающий пейзаж. Завезли его в США достаточно давно. Сперва это было обычное декоративное растение, но во времена Пыльного котла (Dust Bowl) — серии катастрофических пыльных бурь, происходивших в прериях США и Канады между 1930 и 1936 годами - правительством было принято решение использовать его для защиты почв от эрозии. С эрозией справились, конечно, но вот только потом что-то пошло не так. Оказалось, что условия для жизни этого растения на юго-востоке США самые, что ни на есть, благоприятные. За день лиана может вырастать почти на 30 см, а корни уходят вглубь земли до 15 ми и могут переносить достаточно сильные морозы. При этом малейший корешок оставленный в почве гарантировано даёт новые побеги. Конечно, в отличие от борщевика этот сорняк хотя бы есть можно, но вот справиться с ним на уже захваченных территориях крайне сложно. При этом к другим растениям кудзу безжалостен, обвивая их, он лишает конкурентов доступа к свету, тем самым их убивая и превращая в подпорку для своих побегов.

Странно, что при такой очевидной зрелищности проекты об этом сорняке сняты шведкой и немецкой парой и других как будто не гуглится.
И почему до сих пор нет ни одного проекта про борщевик в духе "Нового пейзажа"? Вот же даже карта есть: https://antiborschevik.info/map

Sabine Bungert and Stefan Dolfen - Kudzu

"„The vine that ate the south“ ist the common description for the highly invasive plant which grows everywhere in the American South. Originally the plant came from Asia. 1876 Kudzu was imported first time into the USA at the Philadelphia Centennial Exhibition. While the great depression farm workers were paid to plant Kudzu, to stop soil erosion. Therefore the vine had been widely planted in the South. Today Kudzu is a huge problem. Where it grows it eliminates all other vegetation, Kudzu easily overtakes complete woods. It looks amazing, overgrown trees look like mysterious creatures and the forests seems to be enchanted. But the vine kills the trees, damages property and grows rapidly. Kudzu can grow 30 centimetre a day and becomes 30 metre long. Kudzu has altered the landscape severely and affected the biodiversitiy of the Southern States."



Collapse )

https://www.thevelvetcell.com/shop/kudzu/
https://projekte.sabinebungert.de/en/img/174

Helene Schmitz - Kudzu Project, 2012



Collapse )



(no subject)

о приличном и неприличном обмене фотографиями.
из воспоминаний Вересаева:



"«Я решил сняться и обменяться с Машею фотографиями. У них в альбоме я видел Машину карточку. Такая была прелестная, такая похожая! Но у меня моей карточки не было. Зашел в фотографию Курбатова на Киевской улице, спросил, сколько стоит сняться. Полдюжины карточек визитного формата - три рубля. У меня дух захватило. Я сконфузился, пробормотал, что зайду на днях, и ушел.

Но от намерения своего не отказался. От именинного рубля у меня оставалось восемьдесят копеек. Остальные я решил набрать с завтраков. Мама давала нам на завтрак в гимназии по три копейки в день. Я стал теперь завтракать на одну копейку, - покупал у гимназической торговки Комарихи пеклеванку, - а две копейки опускал в копилку.

Наконец набрал три рубля. Снялся. С пристальным любопытством рассматривал белобрысую голову с оттопыренными ушами. Так вот я какой!»

Но обменяться карточками нам не позволили. Варвара Владимировна сказала: обмениваться, так уж всею семьею, а одной Маше с Витею, — это неприлично.

Неприлично! Было мне одиннадцать, а ей — десять лет."


(no subject)

Концептуализация кокетства. Просто зафиксируем это.
«Плохие фотографии», комплект открыток (24 шт), Павел Косенко

Алла Мировская пишет:

«Павел Косенко подвергает сомнению наше представление о «хорошей» фотографии, заявляя названием своей работы, что фотографии «плохие». Эта прямая и даже нарочитая провокация работает, вызывая безусловный обратный рефлекс и подогревая любопытство.

На мой взгляд, работа Павла интересна тем, что обозначает границы представлений о критериях оценки визуального, показывая, что ясного ответа на вопрос что такое хорошая/плохая фотография по прежнему нет как нет.

Глядя на размытое, зернистое, «ухудшенное» изображение, претерпевшее многократную трансформацию от аналогового слепка действительности в область цифрового, от документа в сторону авторской интерпретации, мы как будто бы путешествуем в поисках неуловимого. Хочется поймать, обозначить ядро фотографического образа, нерушимую его часть, которая на самом деле определяет случилась или не случилась фотография, в какой бы «мягкой» оболочке не преподносился нам фотографический образ.

Но всякий раз, когда появляется ощущение, что вот оно, есть, в следующее мгновение ответ ускользает, продолжая манить онтологической неопределенностью.

На мой взгляд, работа Павла анти-иерархична. Это противоположность властной модернистской фотографии, диктующей зрителю свои правила, подавляющей и выказывающей превосходство. Фотографии Павла выстраивают горизонтальные отношения со зрителем, предоставляя ему пространство/право выбора и вынесения суждения — что же находится перед ним, хорошо это или плохо и как к этому относится.

Экологичная, открытая и не довлеющая позиция автора представляет искусство наступившего будущего, где от зрителя требуется не смирение и благоговение перед гением, а нечто иное: желание соучастия в производстве смыслов, суждений, игре.»

(no subject)

Прожито поделились интересным начинанием. Семейный архив походных фотоальбомов, оцифрованный его хозяйкой. Обещают 15 штук, по ссылке, видимо, первый. Можно понаблюдать советский The Pokhodnik gaze.

http://firstalbom.tilda.ws/1966

"Мои бабушка и дедушка, Зоя Владимировна и Евгений Аркадьевич Емельяновы, были туристами и обошли в 60-80-х гг XX века разные места нашей большой страны.
В походах они фотографировали, а бабушка также вела дневник: после переходов с рюкзаками или на байдарках, готовки еды на костре, мытья посуды в реке писала в палатке с фонариком путевые заметки.
И потом в Москве делала из этого альбомы с текстом и фото.
Когда я во взрослом возрасте прочла «свой» уральский альбом - в 1982-м году месяц «походничала» с ними и с родителями на реке Урал, - заметила, что она пишет как Пришвин.
Это уникальный материал не только из-за описаний природы и местностей, которые давно уже не дикие. Здесь видно также развитие людей за 15 лет от молодых до зрелых, изменение отношений в компании, реалии того времени, человеческие навыки и человеческая же природа - открытая и живая.
У меня сохранились 15 таких альбомов, и в 2021-м настало время показать эту историю вам."




"Оказывается, этим озером можно любоваться, не переставая. Около 11 солнце начало садиться и совсем по-другому осветило озеро. Гапонов долго дежурил с кинокамерой у садящегося солнца, ну а мы с фотоаппаратами. Настолько красивая картина, что даже не верится, что так бывает и что мы можем это видеть. "


(no subject)

Замечательная история про документальность фотографии и правдивость фотоснимка. Из советской практики, с последствиями. Рассказчик Камиль Афиров с 1966 по 1968 годы фотокорреспондент в газете "Алнаш колхозник":

"Вспоминается эпизод внимания первого секретаря к моему творчеству. В редакции решили к празднику 1 Мая напечатать репортаж из колхоза "Первое мая" о начале весенних полевых работ. Литературный сотрудник сельскохозяйственного отдела должен был написать репортаж, а я — сделать снимки. Выехали. В поле — красота: даль проглядывается сквозь легкую дымку, жаворонки заливаются. Два гусеничных трактора тянут по две сеялки. Мы с секретарем партийной организации колхоза стоим на полевой дороге. Тракторы еще далеко, на противоположном краю поля, на фоне начинающего зеленеть леса. Я сделал пробный снимок. Пока разговаривали, тракторы достигли середины поля.

Я сделал еще один снимок. И когда тракторы совсем приблизились, пленку не жалел. Сняли и трактористов, и сеяльщиков. Довольные, мы вернулись в редакцию. Когда стал печатать фотографии, обратил внимание, что они сделаны практически с одной точки и если склеить три снимка, получится хорошая панорама из 6 тракторов. Я так и сделал. Показал редактору, та распорядилась дать снимок внизу первой полосы — он как раз был на ширину страницы. Напечатали. На летучке при обсуждении номера отметили снимок как удачный. Я был горд. Но недолго.

Через недели две меня вызывает к себе в кабинет редактор. Там я увидел председателя колхоза "Первое мая". Оказалось, что мой снимок оказал медвежью услугу для этого колхоза. Когда в райкоме партии обсуждали распределение тракторов на следующий год, первый секретарь публично вычеркнул колхоз "Первое мая", сказав, что гусеничных тракторов у них достаточное количество. А запротестовавшему было председателю колхоза показал мой снимок: "А это что?"

Напрасно председатель убеждал, что это неправда, что газета, мол, исказила факты и так далее. Он пришел к нам просить справку, что в колхозе только два трактора, а просто фотокорреспондент склеил несколько фотографий одних и тех же машин."


(no subject)

Максим Шер поделился в ФБ ссылкой на материал The New Yorker о борьбе за наследие провинциального американского фотографа Майка Дисфармера/Mike Disfarmer
https://www.newyorker.com/news/us-journal/who-owns-mike-disfarmers-photographs

Текст огромный. Лонгрид без компромиссов, но не жалейте времени - почитайте. Тут сплелось всё - вернакулярная провинциальная фотография, одинокая смерть главного героя, спасенный архив, неожиданный успех работ, феноменальная агрессивная работа антикварщиков на месте, авторское право и его наследование, 60 родственников, которые считают, что вытянули лотерейный билет.

Больше всего поразил кусок с тем, как Michael Mattis собрал коллекцию оригинальных принтов автора из альбомов жителей округа. Честно говоря, чем-то это напоминает добычу ценного ресурса на внезапно открытом прииске. Корявенько, но перевёл этот абзац из оригинального текста.

"В течение следующего года разношерстная команда разведчиков, работавшая на Мэттиса, прочесала “каждую грунтовую дорогу в радиусе пятидесяти миль от студии Дисфармера”, - вспоминал он. Средний доход домохозяйста в округе Клебурн значительно ниже среднего по стране, и не потребовалось много времени, чтобы найти местных жителей, которые были бы готовы расстаться с семейными фотографиями за наличные. Разведчики Мэттиса определяли наиболее привлекательные с точки зрения рынка снимки — взрослые были предпочтительнее детей, а комбинезоны или другие народная одежда была предпочтительнее костюмов — и предоставляли ему, как он выразился, “опись предметов на уровне Сотбис или Кристи”. Обычно они платили от пятидесяти до нескольких сотен долларов за оригинальный снимок, и делали копии с них, чтобы заменить недавно освободившиеся места в семейных альбомах продавцов. Мэттис, в свою очередь, заплатил скаутам по паре тысяч долларов на человека. Он взял закладную на свой дом в Скарсдейле и, в конце концов, купил в общей сложности более трех тысяч фотографий. Позже, через галерею Эдвина Хоука в Нью-Йорке, он продал сотни из них коллегам-коллекционерам по цене от семисот пятидесяти до двадцати четырех тысяч долларов за штуку."

(no subject)



Выложил переснятые на телефон альбомы из экспозиции Вороновской картинной галереи.

Два альбома ВОВ:
https://www.facebook.com/media/set/?vanity=ivan.sapkov&set=a.4460469847310679
Среди авторов: Капустянский, Вдовенко, Липскеров, Ольга Игнатович, Кислов, Шайхет, Трахтенберг, Ситников, Минкевич, Тёмин, Татьяна Маят и др.

По своему трогательный альбом, посвященный одному из основателей галереи Луговскому Р.А., - смешение относительно протокольных снимков и, внезапно, пляжных фотографий.
https://www.facebook.com/media/set/?vanity=ivan.sapkov&set=a.4460498953974435

Из интернетов:
"- Луговской Роман Анатольевич с 1945 года был номенклатурным советским директором. С 1964 по 1970 гг. руководил домом отдыха Госбанка СССР (ныне Оздоровительное объединение «Солнечный городок»). Основу своей коллекции работ советских художников он заложил, будучи в 1945-1955 гг. директором Дома творчества художников на озере Сенеж. Все эти произведения хранидись в московской квартире у м.Проспект Мира, занимая немало места.
- Гончаров Евгений Михайлович возглавил Экспериментальный мясо-молочный совхоз «Вороново» в 1969 году. Вероятно, тогда же он познакомился с Р.А.Луговским.
- за время работы галереи в советский период её коллекция увеличилась вдвое за счет дарений. Но отнюдь не от художников, отдыхавших в санатории «Вороново» Госплана СССР - это фантазии Интернета."



(no subject)

Владимир Луговской

Фотограф.


Фотограф печатает снимки,
Ночная, глухая пора.
Под месяцем, в облачной дымке,
Курится большая гора.

Летают сухие снежинки,
Окончилось время дождей.
Фотограф печатает снимки —
Являются лица людей.

Они выплывают нежданно,
Как луны из пустоты.
Как будто со дна океана
Средь них появляешься ты.

Из ванночки, мокрой и черной,
Глядит молодое лицо.
Порывистый ветер нагорный
Листвой засыпает крыльцо.

Под лампой багровой хохочет
Лицо в закипевшей волне.
И вырваться в жизнь оно хочет
И хочет присниться во сне.

Скорее, скорее, скорее
Глазами плыви сквозь волну!
Тебя я дыханьем согрею,
Всей памятью к жизни верну.

Но ты уже крепко застыла,
И замерла волн полоса.
И ты про меня позабыла —
Глядят неподвижно глаза.

Но столько на пленке хороших
Ушедших людей и живых,
Чей путь через смерть переброшен,
Как линия рельс мостовых.

А жить так тревожно и сложно,
И жизнь не воротится вспять.
И ведь до конца невозможно
Друг друга на свете понять.

И люди, еще невидимки,
Торопят — фотограф, спеши!
Фотограф печатает снимки.
В редакции нет ни души.

24 апреля 1956

Collapse )